321 1234

 

Организация мировой торговли алмазами имеет свою специфику, резко отличающую ее от торговли другими видами минерального сырья и изготовленной из него продукции (в том числе металлов).
Дело в том, что добыча алмазов и торговля ими всегда — с древнейших времен и до наших дней — были и остаются в высшей степени монополизированными. В старину в роли монополистов выступали монархи, в новое время — крупнейшие капиталистические объединения. Отказ от монополистического регулирования добычи и продажи алмазов означал бы ожесточенную "войну цен", затоваривание и тем самым — реальную угрозу развала всей алмазодобывающей промышленности.
В этом еще в конце 80-х годов XIX века убедились Сесил Роде и его партнеры, учредившие в 1893 году Лондонский алмазный синдикат, главную роль в котором играла их южноафриканская компания "Де Бирс консолидейтед". Алмазный синдикат успешно действовал более 30 лет, выполняя свою главную функцию — поддерживая примерно постоянный уровень цен на мировом рынке необработанных алмазов путем регулирования объема добычи и продаж в соответствии со спросом.
Однако, как уже упоминалось выше, открытие богатых алмазных месторождений, не подконтрольных синдикату (в том числе особенно — прибрежно-морских россыпей в Юго-Западной Африке, ныне Намибии), лишило его возможности эффективно контролировать объем добычи алмазов и уровень цен. Синдикат распался, но за годы своего существования он продемонстрировал, что такая система в целом обеспечивает стабильность алмазной отрасли.
И уже в 1925 году был создан новый, более крупный синдикат, охвативший алмазодобывающие предприятия Южной и Юго-Западной Африки (Намибии), Анголы и Бельгийского Конго (ныне Заир). Однако из-за нежелания правительства Южно-Африканского Союза передать под контроль синдиката государственные алмазные прииски на плоскогорье Намакваленд он просуществовал всего 5 лет и снова распался.
Наконец, в 1931 году преемник С.Родса по руководству "Де Бирс" Эрнст Оппенгеймер — такой же, как и он, противник войны цен — создал еще более мощную организацию — Алмазную корпорацию со штаб-квартирой в Южной Африке (где налогообложение значительно ниже, чем в Англии). С введением системы квот южноафриканское правительство согласилось регулировать добычу алмазов на государственных рудниках.
В дальнейшем Алмазная корпорация последовательно охватывала одну за другой большинство стран-производителей алмазов, включая Австралию. За ее рамками оставались только мелкие производители (Бразилия, Индия и др.), которые не делают погоды на мировом рынке и не могут составить конкуренцию корпорации "Де Бирс" (годовая добыча Бразилии — около 500 тысяч каратов, Индии — не более 15 тысяч каратов, а мировая добыча приближается к 50 млн. каратов).
60 лет тому назад путем заключения серии соглашений с крупнейшими алмазодобывающими фирмами всего мира "Де Бирс" создала картель производителей необработанных алмазов; тогда же была основана его Центральная сбытовая организация (ЦСО), которая размещается в Лондоне, на окраине Сити. Там, в доме № 2 по Чартерс-стрит, находится "Даймонд трейдинг компани" — филиал ЦСО по продаже ювелирных алмазов, а неподалеку располагается "Роллс-билдинг" — современное здание со стеклянным фасадом, где помещается "Индастриал трейдинг дивижн" (ИТД) — отделение "Де Бирс" по торговле техническими алмазами, годовой оборот которого в 4-5 раз больше, чем у ЦСО.
В 1991 году участником картеля официально стала и Россия (точнее — ее основной производитель алмазов, компания "Алмазы России-Саха", на которую приходится 99% российской добычи алмазов). Но даже в годы "холодной войны", на которые пришелся и период наибольшего разгула апартеида в ЮАР, а концерн Оппенгеймера вроде бы исключил социалистические страны из числа своих торговых партнеров, российские алмазы все равно косвенным путем реализовывались через ЦСО, для чего использовалась целая сеть посредников.
За рамками картеля с 1 июля 1996 года осталась компания "Аргайл Даймонд Майнз": "Де Бирс" не стала продлевать свой контракт с этим крупнейшим австралийским производителем алмазов (в основном, правда, технических). Впрочем, для "Де Бирс" это небольшая потеря: в стоимостном выражении австралийские алмазы составляют в ее обороте всего 6% (а российские, для сравнения — 26%).
Оценка алмазов производится по четырем признакам: цвету, чистоте, огранке и массе (4 "С": colour, clarity, cut, carat).
Перед продажей сырые алмазы классифицируют с учетом этих признаков, составляя партии средней стоимостью 200 тысяч долларов.
Специалисты различают 2-2,5 тысячи разновидностей алмазов (свыше 1000 — только по цветовым оттенкам).
Сортировка и оценка алмазов — операция сложная, деликатная и трудоемкая, требующая от исполнителя высочайшей квалификации. В ЦСО трудится огромный штат сортировщиков и оценщиков сырых алмазов.
Средняя цена алмазов (за исключением уникальных по величине — 10 карат и более) составляет сейчас 1100-1250 долларов за 1 карат и имеет постоянную тенденцию к повышению.
Главными мировыми центрами огранки ювелирных алмазов в послевоенный период стали Бельгия (Антверпен), Израиль (Тель-Авив) и Индия (Сурат близ Бомбея). Последняя специализируется на огранке самых мелких алмазов, которые обычно гранят "восьмеркой", а также низкосортного ("околоювелирного") алмазного сырья.
Кроме того, заметную роль играют Амстердам, Нью-Йорк, а в последние годы — Гонконг и Таиланд (Бангкок). Признанный крупнейший мировой центр торговли бриллиантами (но, конечно, не единственный) — Антверпен. Гранильщики приобретают сырые алмазы у оптовых торговцев, закупающих алмазы в ЦСО. А торговля бриллиантами производится на специальных алмазных биржах. Такую биржу намечается открыть и в Москве.
В целом спрос на бриллианты на международном рынке не ослабевает, и мировая алмазная промышленность находится на подъеме.

2018 © Diamond Center Crystals